Многовековое грузинское присутствие в Москве

mos

Как в Москве появилась грузинская слобода? Об этом Гия Саралидзе беседовал с историком, кандидатом педагогических наук Маратом Сафаровым в спецпроекте на радио «Вести ФМ».

Саралидзе: Здравствуйте, уважаемые слушатели. Марат Сафаров и Гия Саралидзе, как всегда, в студии «Вести ФМ».

Сафаров: Здравствуйте.

Саралидзе: Да, всех приветствуем. Сегодня особая программа, очень близкая мне с этнической точки зрения. Сегодня мы будем говорить, продолжая тему национальной Москвы, многонациональной Москвы — так правильнее будет сказать, сегодня мы будем говорить о грузинской слободе.

Сафаров: Да, эта тема, конечно, неисчерпаема. Даже трудно вот как-то, так скажем, какие-то опорные точки в ней расставить. Потому что, наверное, говорить о том, сколь прочными связи являются грузинско-русской культуры, хотя бы за прошедшие 200 лет, а если брать (и мы сегодня будем брать) глубже, то это и говорить нечего. Сцементированы и гениями Лермонтова, Пастернака, и в наше время Ахмадуллиной, других великих титанов и русской, и грузинской культуры — Галактиона Табидзе, безусловно, и других великих русских и грузинских поэтов, литераторов. Это только один срез. А если брать вот то, о чем все-таки мы решили сконцентрироваться в этой обширнейшей, богатейшей теме, на грузинском присутствии в Москве многовековом, которое именно что больше 200 лет, то много о чем есть поговорить.

Саралидзе: Давайте начнем прямо с истории грузинской слободы. Причем, это место, вот историческое место — там, где располагалась грузинская слобода, оно известно, причем, там известно с XIV века. Это владение принадлежало князю Владимиру Серпуховскому, затем там было и село Воскресенское при Федоре Алексеевиче, это было такое, летняя резиденция, что ли. То есть место известное.

Сафаров: Да, но фактически, если говорить о Грузинской слободе, то это, конечно, слободы. Как и очень часто с многовековым присутствием древнего народа на московской земле, всегда это были разные места. Это собственно повторяется историей и Татарской, и Немецкой слобод. И в Грузинской то же самое. Если говорить вот до Воскресенского, то есть вот до той слободы, от которой остались такими свидетелями улицы Москвы — Большая Грузинская, Малая Грузинская и, конечно, Грузинская церковь (ну это район современной Красной Пресни), то, конечно, корни-то еще поглубже. И они связаны с селом Всехсвятским, расположенным, ну если так… не люблю, конечно, к современным топонимам привязывать, это как-то сразу…

Саралидзе: Но зато понятно людям, которые знают Москву.

Сафаров: Но зато понятно, да. Это район современного Ленинградского проспекта, район метро «Сокол», где многим старым москвичам известен большой православный храм Всех Святых, который теснейшим образом связан с грузинской историей Москвы. Вот там было как бы вот, ну не то чтобы намного более раннее, но все-таки первое какое-то компактное поселение грузин. Дело в том, что вообще (ну здесь надо о географии и об истории Закавказья этого периода сказать, это и XVI век, и особенно XVII век), это, конечно, зажатое между двумя колоссальными державами Грузия (грузинские княжества, если говорить точнее) — между Османской империей и между Персией, Ираном. И, безусловно, в этих труднейших реалиях православные княжества ищут поддержки у своего северного собрата. Ну, так скажем, это не только военная поддержка, это еще в чем-то даже и идеологическая поддержка. Они понимают, что к северу от них расположено православное государство, фактически единственное крупное в мире. Поэтому связи грузинских князей и царей с еще поздними Рюриковичами и с Иваном Грозным даже, и позже с первыми Романовыми, они прочнейшие.

Источник:  http://www.geomigrant.com/2016/02/27/

Argo128transparent

About the Author